Центральный офис: 680009 г. Хабаровск, пер. Промышленный, 15

Мы в Twitter Мы Вконтакте Мы в YoutubeМы в InstagramМы в Facebook

Надзорные органы и бизнес находятся по одну сторону баррикад и должны вместе работать на благо государства, считает начальник Главного контрольного управления губернатора и правительства Хабаровского края Евгений Королёв. В интервью с аналитическим обозревателем ИА AmurMedia Евгением Никитенко чиновник рассказал о том, как на работу ведомства повлияет реформа контрольно-надзорной деятельности и как она отразится на взаимоотношениях с бизнесом.

 — Евгений Юрьевич, как давно Вы руководите ведомством и сколько времени уже работаете над реформой контрольно-надзорной деятельности?

— В должности начальника главного контрольного управления губернатора и правительства края я состою уже более двух лет. Реформой контрольно-надзорной деятельности мы занимаемся не так давно, с 2017 года — в рамках реализации направления, касающегося регионального контроля. Президентом РФ в 2017 году перед субъектами была поставлена задача внедрить целевую модель осуществления контрольно-надзорной деятельности. Эта целевая модель была внедрена, ответственным за ее прохождение назначено контрольное управление.

— Какие структуры относятся к региональным контролирующим органам?

— В реформе участвуют 11 контрольных органов исполнительной власти, охватывающие 24 вида контроля. Причем, в 2017 году определены приоритетные виды контроля-надзора, по которым с 2018 года проверки должны осуществляться с применением риск-ориентированного подхода. К ним относятся экологический, жилищный, ветеринарный, строительный надзоры, контроль розничной продажи алкогольной продукции, строительства многоквартирных домов, а также лицензионный контроль за деятельностью по обслуживанию многоквартирных домов.

— Правильно я понимаю, что этот риск-ориентированный подход подразумевает четко ограниченное количество плановых проверок, а число внеплановых должно составлять порядка трети от их числа?

— Президент дал поручение правительству и генеральной прокуратуре сократить количество внеплановых проверок до 30% от плановых. Срок исполнения поручения — 1 декабря этого года.

— Каков механизм проверки?

— План проверок составляется в соответствии с Федеральным законом № 294 до 1 сентября текущего года, затем он направляется в прокуратуру. Прокуратура его проверяет и утверждает. Часть внеплановых проверкок пока проводятся без согласования с прокуратурой, а основанием для них могут послужить претензии граждан, какие-то сообщения и жалобы.

— Как к вам поступают жалобы? Можете ли вы для проверки руководствоваться, например, информацией, опубликованной в СМИ?

— В основном претензии мы получаем от граждан в письменном виде. Но безусловно, контролирующие органы смотрят: если где-то появляется информация, то они ее проверяют, и в случае подтверждения каких-либо данных должны выйти на внеплановую проверку.

— Реформа направлена на снижение административных барьеров для бизнеса. Действительно ли сокращение количества проверок может повлиять на ситуацию в лучшую сторону?

— Вообще, нужно понимать, что реформа рассчитана до 2025 года и разделена на этапы. В частности, к 2024 году ожидается сокращение смертности в два раза, снижение уровня материально ущерба на 30%, а приоритетом будет превентивная контрольная масштабная профилактическая работа с бизнесом. Благодаря этой работе ожидается снижение административной нагрузки на бизнес в два раза, а сплошные проверки будут проводиться только на объектах повышенной опасности. Будет повышено качество работы контрольно-надзорной деятельности, ее оценка будет складываться исходя из показателей минимизации ущерба. Чтобы определить, сколько раз нужно проверить подконтрольный субъект, оценивается, к примеру, оборудование, на котором он работает. Если оно старое, то и проверки будут проводиться чаще. Если данная организация в прошлом уже совершала какие-то нарушения, то это тоже входит в оценку, а если это систематические нарушители, то конечно, к ним будет и повышенное внимание контролеров. Но, с другой стороны, если организация никогда не была замечена в нарушениях, то и проверки будут осуществляться гораздо реже.

— Выходит, что реформа во многом призвана облегчить жизнь честным предпринимателям, при этом усилив давление на злостных нарушителей?

— Вопрос очень многогранен. Есть предприниматели, которые пользуются нарушением законодательства как возможностью стать более конкурентоспособным по сравнению с теми, кто его соблюдает. А бывает, что предприниматели стараются работать честно, правильно, но по каким-то причинам оступаются. Причина этого в том, что у нас в стране около 100 видов контроля. И предприниматель реально может не знать всех тех контролеров, которые могут к нему прийти. Для помощи вторым мы уже отработали и с 2018 года запускаем на нашем сайте специальную систему, содержащую обязательные требования, предъявляемые к предпринимателю. Предприниматель может зайти на сайт и посмотреть все законы, по которым он обязан работать. А это уже чистые и прозрачные отношения между контролером и бизнесом. Раньше, когда работала "палочная" система, для контролера важным было количество нарушений и основной его задачей становилось их "найти".

Контролер ставился в такие условия, что ему необходимо было найти нарушения любой ценой и он начинал находить какой-то нормативно-правовой акт, выпущенный еще в СССР, о котором мало кто знал. Другие контролеры, увидев, что есть еще и такой документ, что можно так наказывать, начинали его использовать.

Во многом именно поэтому так важна публикация обязательных требований, чтобы предприниматель мог, ознакомившись с ними, не допустить нарушений на своем предприятии.

— Так значит, я, условно, будучи предпринимателем, могу зайти на сайт, свериться с ним и устранить все возможные нарушения еще до начала проверки?

— На федеральном уровне уже вводится новая система проверок, прорабатывается вопрос "проверочных листов" или "чек-листов" — это новый подход, подразумевающий создание некоего документа, в котором будут обозначены все вопросы, с которыми к предпринимателю может прийти контролер. Причем чек-лист должен быть на руках не только у проверяющего, но и у проверяемого. На региональном уровне она уже проработана по трем видам контроля, и надеюсь, что по всем остальным она появится уже в 2018 году.


— Судя по всему, чек-лист должен заметно облегчить процесс проверки?

— Если в чек-листе вопрос не прописан, то контролер его проверять уже не может, что напрямую влияет на чистоту отношений между сторонами. Второй момент, это коррупционная составляющая. Если вопросы заранее прописаны, то предприниматель понимает, что с него не могут спросить лишнего, тем более, что чек-лист будет заранее публиковаться в открытом доступе. Его можно будет распечатать и провести самоконтроль — проверить себя, и если найдутся какие-то недочеты, заблаговременно их исправить. Более того, но это уже в будущем, предусмотрена возможность эти чек-листы направить контролеру, он может посмотреть, что все выполнено, а значит, на проверку идти не стоит. Конечно, это должно коррелироваться со многими другими показателями. Организация, например, должна быть в списке добропорядочных, но сама система выглядит многообещающе.

— Вы упомянули сокращение смертности в ходе реформы, о чем конкретно речь и за счет чего оно произойдет?

— Как я говорил ранее, ранее действовала "палочная" система, а значит, задача проверяющего — найти как можно больше нарушений. За это его поощряли. Вместе с тем, тот показатель, на который он в идеале работал, уменьшение ущерба, с проверяющего, по сути, не спрашивали, и потому оставался на одном уровне, а иногда и рос. Теперь количество нарушений не ставится во главу угла, а основной показатель — сокращение причиненного вреда охраняемым законом ценностям. За счет этого предполагается, что будет выставляться показатель и оцениваться результативность контролирующего органа, что также повлияет на безопасность, а следовательно, и на смертность.

— Нередко можно услышать, что система после реформы станет гораздо эффективнее. При этом мы говорим, что кардинальной перестройки всего и вся не ожидается и в первую очередь речь все-таки идет только о количестве проверок.

— Раньше проверки были массовыми и считается, что лишь 15% из них позволяли выявить нарушения. Риск-ориентированный подход и направлен на то, чтобы эти оставшиеся 85% направить туда, где есть проблемы.

Субъект бизнеса для государства — инвестор. И власть должна создавать все условия, чтобы он мог нормально осуществлять свою деятельность: платить налоги и приносить прибыль. Ранее же зачастую бизнес "кошмарили" проверками, их число могло достигать 30-40 в месяц, у предпринимателя не оставалось возможности нормально работать и он банкротился.

Если мы говорим про повышение эффективности деятельности, то отдельный вопрос — это автоматизация многих процессов, одним из этапов которой станет информатизация работы контролирующего органа. Мы участвуем в пилотном проекте РФ по использованию типового "облачного решения". В нем предусмотрен учет подконтрольных субъектов, составление плана на основании риска, проверки, категории риска, классы опасностей.

Контролер и представитель бизнеса должны встречаться только по делу. Поэтому, чтобы лишний раз его не трогать, внедряется система межведомственного взаимодействия, когда можно без обращения к предпринимателю получить информацию о нем из другого органа.

— Все будет находиться в "облаке" и, что самое интересное для регионов, это решение вводится на безвозмездной основе. В рамках автоматизации в единой системе будут созданы личные кабинеты для контролирующих органов, а впоследствии появятся и личные кабинеты предпринимателей, которые планируется интегрировать с сайтом Госуслуг. Таким образом, предприниматель при необходимости сможет в любое время зайти в систему и получить всю имеющуюся по нему информацию от разных структур.

vse350— Буквально на днях в Хабаровске побывал министр Российской Федерации по вопросам "Открытого правительства" Михаил Абызов, каковы были цели его приезда?

— Федеральный контрольный орган немного опережает региональные, да и самой реформой они занимаются куда дольше нашего. Основная задача регионального органа в этом году — это приведение в порядок нормативно-правовой базы. Мы много говорим о том, как будет, что мы делаем, к чему это приведет, но по большому счету в ближайшей перспективе предприниматель сможет это заметить только в отношении уменьшения числа проверок. Все остальное мы нарабатываем. Но есть паспорт профилактики нарушений, который начал работу на федеральном уровне, и вот он включает проведение публичных обсуждений результатов правоприменительной практики. Это некие разборы, на которых собираются контролеры вплоть до инспекторского состава, приходят представители бизнеса и могут между собой напрямую разговаривать и задавать друг другу вопросы. В ходе таких мероприятий разбираются основные нарушения, вопросы, как делать можно, как нельзя. Это очень важное явление, которое показывает, что мы с бизнесом не по разные стороны баррикад, а работаем вместе, делая одно общее дело для нашего государства в виде повышения его доходности. Михаил Анатольевич является старшим должностным лицом в реформе контрольно-надзорной деятельности, каждую неделю он ездит на совещания и проводит с каким-то одним видом надзора публичные обсуждения. Губернатор лично пригласил его к нам в Хабаровский край, чтобы он тоже провел такое мероприятие с дальневосточным управлением Ростехнадзора в рамках выстраивания диалога между ведомством и бизнесом.

ИСТОЧНИК

 

 

Присоединяйтесь в соцсетях

Мы в TwitterМы ВконтактеМы в YoutubeМы в InstagramМы в Facebook